При подготовке к кандидатской диссертации я проводила такое лингвистическое исследование: просила респондентов прочитать вслух отрывок из известного классического произведения. Это Пушкин, «Барышня-крестьянка».

«Что вы говорите!» сказала она, побледнев. «Берестовы, отец и сын! Завтра у нас обедать! Нет, папа, как вам угодно: я ни за что не покажусь». — «Что ты с ума сошла?» возразил отец; «давно ли ты стала так застенчива, или ты к ним питаешь наследственную ненависть, как романическая героиня? Полно, не дурачься…»

Просто же, правда?

Теперь, пожалуйста, прочтите еще раз, какая именно там упоминается героиня.

Вы тоже в первый раз прочитали «романтическая»?))

Не беспокойтесь, не вы одни (и это нормально, именно так устроен процесс чтения).

Читаем свеженький перевод на английский. The Young Lady Peasant, translated by Richard Pevear and Larissa Volokhonsky, Penguin Classics, 2016, p. 89:

«What, have you lost your mind?» her father retorted. «Since when have you become so bashful, or are you nursing a hereditary hatred for them, like a romantic heroine? Enough, don’t play the fool…»

Теперь бы я очень хотела взглянуть на пятый том десятитомника 1975 года издания, по которому они переводили. Нет ни у кого вдруг дома?)

UPD. Виктор Сонькин в фейсбуке мне помог: в русском издании героиня «романическая»! Идеально.

Рубрики: Блог

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *